63,76
71,16
Главная V.I.P. Персона Евдокия Гребенщикова: «Хорошо то, что люди все еще верят: «Варшавское» сможет сохраниться как сильное хозяйство»

Евдокия Гребенщикова: «Хорошо то, что люди все еще верят: «Варшавское» сможет сохраниться как сильное хозяйство»

28 марта 2014 - Александр Виниченко - 1957
Евдокия Гребенщикова: «Хорошо то, что люди все еще верят: «Варшавское» сможет сохраниться как сильное хозяйство»

Все помнят героиню Нонны Мордюковой в фильме «Простая история», поднимавшую колхоз после Великой Отечественной войны. С момента выхода фильма на экраны прошло больше полувека, но и сегодня русская женщина не боится взять на себя ответственность за хозяйство и людей, которые в нем работают. Евдокия Гребенщикова, директор ООО «Варшавское», живет в другом времени. Но и ей пришлось бороться за сохранение предприятия в тяжелые для селян 1990-е, а теперь и 2010-е. О сложностях и надеждах сельскохозяйственных производителей — наша с ней беседа. 


- Евдокия Васильевна, как долго вы работаете в «Варшавском»?

Директором я здесь уже 23 года, до этого семь лет работала главным зоотехником. Естественно, меня все давно знают. Да и мне не только люди... Можно сказать, что и каждая корова знакома. Когда пришла на пост директора, у нас было 5 тыс. голов. И как женщина, я их все постаралась сохранить. Мужчины-руководители в нашей округе тогда поступали проще: постарались избавиться от поголовья. А нам удалось не только сохранить его, но и приумножить. На сегодня в «Варшавском» 8 тыс. голов крупного рогатого скота. До прошлого года настроение было боевым. Хозяйство работало, получало до 100 млн. рублей прибыли в год. Для среднего предприятия это немало. Рентабельность была от 80 до 180 процентов. В 2013 году все изменилось. Вы помните, что мы и под засуху попали, и под наводнение. И впервые за все время моей работы хозяйство закончило год с убытками — в 21 млн. рублей. А теперь еще мы столкнулись с проблемой нехватки семенного фонда: семена, которые собрали в прошлом году, оказались негодными. Положение очень тяжелое. Конечно, люди надеются на меня. Но выжить очень тяжело.

- Власти как-то пытаются помочь?

Мы встречались с Борисом Дубровским. Все руководители сельхозпредприятий видят, что глава региона хочет нам помочь. Но чем — пока не знаем. Мы прекрасно понимаем, что региональный бюджет закредитован. Но надеемся, что региональные власти нас не бросят, потому что в этом году малые и средние предприятиях без их помощи не выживут. Лично же мне хотелось обратить внимание Бориса Александровича на работу глав территорий. К сожалению, в последнее время у нас очень обострились отношения с местным главой района. «Варшавское» - фактически единственное производственное предприятие района. Казалось бы, нужно всячески поддерживать хозяйство. Но он даже ни разу не был у нас. А в последнее время, можно сказать, еще и мешает. Дело в том, что мы пока еще не успели оформить «зеленки» на все здания, которые использует «Варшавское». Среди них двухэтажное помещение конторы, столовая, гаражи для грузовых машин. И теперь глава района объявляет подобные здания бесхозными и обещает их приватизировать. Позиция мне непонятна: по всему району порядка десяти бывших сельхозпредприятий давно уже не функционируют. Но объявлять бесхозными здания, некогда принадлежавшие им и на самом деле таковыми являющиеся, районные власти не торопятся. Претензии у них почему-то только к собственности «Варшавского». После тридцати лет работы в хозяйстве мне такое отношение непонятно. Может быть, причина в том, что на выборах я не поддержала кандидатуру нынешнего главы и голосовала за другого человека? Но не хотелось бы, чтобы политические противоречия влияли на работу предприятия.

- Одно время ходили слухи, что «Варшавское» находится чуть ли не на грани банкротства...

О банкротстве речи не идет. Другое дело, что наводнение было в августе, а последствия его мы ощущаем до сих пор. Часть поголовья у нас неделю стояло в воде на летней открытой площадке, и сейчас у них очень плохое здоровье. Я уже говорила о семенах. Проверить раньше мы их не могли. А когда проверили, некоторые показали всего 20% всхожести. Я вообще такого не помню! А некоторые — всего 5%. Только половина семян оказалась в норме. Но этого мало. Если раньше мы сеяли 23 тыс. га, то в этом году на 10 тыс. бы наскрести. А остальное где брать? И на что купить?

- Часто говорят, что выращивание крупного рогатого скота на Урале — дело очень затратное. И все-таки вам удавалось добиваться неплохих результатов?

Это на самом деле так. Очень проблемное и очень затратное. Нам приходится прилагать намного больше усилий, чем в странах с более мягким и теплым климатом. Мясное поголовье должно максимально долгое время находиться на пастбищах. У нас же они могут кормиться на открытых пастбищах только шесть месяцев. А на шесть месяцев мы должны заготавливать корма. Если же взять Австралию, Бразилию — там они круглый год сами себя кормят. А ведь у нас еще холодно, и потребность в кормах увеличивается на 20-30%. Но даже эти затраты мы переносили нормально и выходили с прибылью. Пока Россия не вступила в ВТО. И закупочные цены резко пошли вниз. Раньше себестоимость килограмма живого веса была 70-80 рублей, а в некоторые годы — 48, а продавали мы в среднем по 120 рублей. Сегодня цены упали до 80-90 рублей, а себестоимость выросла до 110 рублей, в основном за счет роста цена на энергоносители. Но даже снизившейся цене мы сегодня не можем продать. Потому что столько мяса завезли... Конечно, качество у привозного мяса очень низкое. Но кто у нас в магазине смотрит на это? Дешево — и берут. Причем этим мясом кормят и в школах, и в детских садах. Если раньше садик, который располагается у нас, брал свежее мясо у нас. Причем каждый день: сколько нужно на день — столько и берут. Сегодня — понятия не имею, откуда им везут говядину. И в основном, это блочное мясо, которое везут из-за рубежа. Детям его категорически нельзя! Там ведь столько химии!

- А какова должна быть поддержка местных производителей со стороны государства?

Необходима программа развития аграрного сектора России и Челябинской области. Такой программы нет. Мы кидаемся то в одну сторону, то в другую. Гречка очень нужна — все посеяли гречку. В итоге цены обвалились, и аграрии практически ничего не получили. Потом подсолнечник все кинулись садить. Тот же результат: в позапрошлом году тонна семян подсолнечника стоила 20 тыс. рублей, в этом — 6-7 тысяч. В ЕС фермерам говорят: столько-то пшеницы вы посеете, мы этот объем выкупим по такой-то цене, остальное — ваше дело. А мне никто не говорит: вы посеете столько-то пшеницы, столько-то скота держать, и мы вам гарантируем, что по области вы этот объем реализуете, будете школы кормить, детские сады, армию. А у нас весь бюджетный сектор сегодня зарубеж кормит. Нужна программа. Я не прошу, чтобы государство просто так давало мне деньги. Раньше мы и без господдержки жили. Но сегодня уже не получится. Нужно дать селянам подняться. В советское время сельхозпредприятия платили 1% налогов, сейчас — ставки такие же, как и по остальным секторам экономики. Нам говорят: у вас льгота по налогу с прибыли. А где эта прибыль? Почему заработная плата на селе низкая? Потому что НДФЛ 13 % нужно заплатить, в Пенсионный фонд 24% заплатить и т. д. Дизтопливо за последний год выросло в цене на 26% - с 24тыс. рублей за тонну до 31 тысячи. А мясо-то не выросло в цене. Оно, наоборот, снизилось в цене на 30%. Поэтому никто уже и не хочет заниматься сельским хозяйством.

- Евдокия Васильевна, а много у нас среди руководителей сельхозпредприятий женщин? И как складываются отношения с руководителями-мужчинами?

Наверное, я одна такая. А с мужчинами-директорами всегда отношения были нормальными. Раньше и совещания проводились, и встречи: обсуждали, советы давали. Сегодня этого практически нет. Да, проводят по вторникам селекторы... Но там же ничего не решается. А с директорами мы и сегодня встречаемся. И хочу сказать, что если раньше у всех в настроении был какой-то позитив, сегодня у всех одна забота: как выжить?

- Но какая-то надежда сохраняется?

Хорошо то, что люди все еще верят: «Варшавское» сможет сохраниться как сильное хозяйство. Но и они понимают, что без помощи властей нам не справиться. Сейчас насущная проблема — покупка семян. Если мы получим компенсацию за засуху и наводнение, будут средства на их приобретение. Дальний Восток компенсацию получил. Но у нас-то положение не лучше. Ведь все, что было собрано до наводнения, погибло. Поэтому, в первую очередь, нужны средства на семена. А дальше — постепенно создавать программу развития. Да, плановое хозяйство сегодня не очень модно. Но какие-то его элементы вводить необходимо. И параллельно вести процесс кооперации между сельхозпредприятиями. Но возглавить его должны власти. Сами мы можем очень долго договариваться. А если появится структура, которая займется кооперированием предприятий по различным направлениям сельскохозяйственной продукции. И структура эта должна быть государственная.

 

Комментарии (0)